00:37 

Тяжела работа беты и гаммы, если их автор - истеричка

– Зачем писать? – девушка отшвырнула от себя блокнот и обняла медведя. По ее щекам потекли слезы. Сидящие рядом девушки только тяжело вздохнули и переглянулись.

Уже на протяжении часа гамме и бете не удавалось успокоить автора, у которой началась истерика. Из-за чего? Причина была смешной: наткнувшись на работу начинающего автора, у которого рассказ состоял, в основном, из одних диалогов, да и присутствовала куча ошибок, были комментарии «Проду!» на всю возможность текстового окна.

Сначала, автор отнесся к этому вполне спокойно, даже посмеялся. Но потом она впала в ступор, ее накрыла апатия. И теперь девушка заявляла, что больше никогда не будет писать.

– Я даже не знаю, хорошо я пишу или нет? – всхлипнула автор, подняв голову и посмотрев на подруг. – Они читают работу, но даже не оставляют и малейшего намека на то, нравится им работа или нет.

Гамма в очередной раз вздохнула и подсела к автору, приобняв за плечи и погладив ее по голове.

– Кэтти, но нам же твои работы нравятся! – улыбнулась девушка, уже и не надеясь приободрить подругу.

– Ты же знаешь, мы тебе никогда не врем. – кивнула бета, присаживаясь на кровать с другой стороны от автора.

– Да как же вы не понимаете? – авторша подскочила на ноги, обиженно посмотрев на свою поддержку. – У нее там двадцатитрехлетний парень влюбился в четырнадцатилетнюю девку! Да она пишет «ми пришли». И у нее по двадцать отзывов под главами с требованием проды! А что у меня? Двести просмотров одной работы и ни одного отзыва или лайка!

– Кэтти, успокойся! – Эльмира облокотилась о стену, устраиваясь поудобнее на кровати. – Может читатели просто не знают, как выразить свои чувства после прочтения?

– Вот-вот! – согласно кивнула Эллин, наблюдая за автором. – Твои работы не так уж и плохи, поверь нам!

– Если они неплохие, то почему, почему их не оценивают? – автор снова всхлипнула, пытаясь забраться под стол. – Чем я хуже? Я стараюсь придумывать интересные сюжеты! Я стараюсь писать без ошибок! Конечно, иногда бывают опечатки. Да, из-за незнания русского языка, я могу допустить в слове ошибку. Но почему текст, который написан абы как на полторы страницы круче, чем мой?

Уткнувшись носом в игрушку, автор тихо заплакал. Бета и гамма переглянулись и вздохнули. И за что им такой истеричный автор попался?

Эльмира стала гаммой совершенно случайно. Просто в какой-то момент автор начала советоваться с ней по сюжетам, спрашивала ее мнение о новых идеях для работ. И ей действительно нравились работы Кэтти. У нее был свой стиль, задумки были интересными. Девушке действительно нравились работы этого автора.

Эллин тоже стала бетой неожиданно. Просто пару раз указала автору на опечатки и через какое-то время Кэтти сама обратилась к ней за помощью. Работать с текстами было только в удовольствие. Грубых ошибок не было, попадались только пара мелких опечаток из-за невнимательности авторши.

– Неужели я такой ужасный автор, что даже работа ЙАшек круче, чем у меня? – автор посмотрела на медведя, принимаясь разговаривать с ним. – Вот им тоже кучу отзывов пишут. И даже лайки ставят! А что у меня? А у меня только надежда на лучшее, что хоть кто-нибудь оценит мою работу. На сайте ведь оценки и отзывы бесплатные! Я не прошу наград. Мне хочется знать, могу ли я продолжать писать. Может ли из меня что-то путное получиться?

– Кэт, прекрати уже… – бета перебралась на пол, усаживаясь напротив автора. – Ты отличный автор! А этим ЙА лайки ставят только из-за жалости или это они сами себе же и ставят. И вспомни, какие им пишут отзывы. Ни один автор таких отзывов не захочет.

– Но как я могу узнать, как я пишу? – автор подняла голову и посмотрела на Эллин. – Да, работу читают, это видно по статистике. Но… Понравилось или нет? Вдруг, мне нужно что-то менять в написании? Может, задумка хорошая, но исполнение можно было бы чуть поменять? А может мне вообще писать не стоит? Людям ведь намного интереснее читать работы юных авторов. Они даже не обращают внимания на ошибки.

– Съешь шоколадку и успокойся. – гамма слезла с кровати и подала Кэтти киндер. – Ты просто еще не нашла своего читателя. Я понимаю, что писать для себя через время надоедает и хочется узнать мнение окружающих. И я понимаю, что тебе обидно. Двести просмотров работы, а ни одного отзыва нет. Но потерпи, все еще будет.

Эльмира улыбнулась, помогая бете вытащить автора из-под стола. Последняя вроде бы успокоилась. По крайне мере, больше не ревела и не грозилась удалить свой профиль.

– Вот ты сейчас возьмешь, и как напишешь главу к Черепашкам! – гамма потрепала автора по голове, протягивая еще один киндер.

– Я до конца месяца ничего писать не буду. – надулась Кэтти, забираясь на кровать. – А может и больше. Считай, что у меня творческий кризис. Я не знаю, о чем вообще писать. Я беру отпуск и уезжаю в… Пусть будет Жешув. Все равно мои работы никому не нравятся.

Гамма и бета обречено вздохнули. Радовало, пожалуй, одно: такие истерики у автора случались только по выходным. В рабочие дни она была с утра до вечера на работе и о писательстве не думала.

Конечно, они ее понимали. Автор вкладывает душу в свое детище, старается, пишет. Да, она хочет отдачи от читателей. Хоть малейший намек на то, что она может писать, что бросать это дело ей не нужно.

– Давай ляжем спать, а утром посмотрим. Если все будет так же печально, то решим, что с этим делать? – гамма устроилась у стены, притягивая к себе автора.

Выключив свет, бета устроилась с краю. Недовольное сопение Кэтти говорило о том, что девушка более, чем уверена: утром ничего не изменится.

– Будешь так сопеть – лопнешь. – сонно проворчала гамма, прижав к себе автора.

– Одеяло только не забирайте. – Эллин заворочалась, натягивая на себя одеяло и надеясь, что ночью ее не спихнут с кровати.

– Вы у меня самые лучшие. – прошептала Кэтти, мысленно радуясь, что рядом с ней такие чудесные гамма и бета.

@темы: ориджиналы, гамма, бета, автор

URL
   

Ingressibus scriptoris

главная