Пролог

– Я крут! Я мега-крут! – Дания распивал уже третью бутылку шнапса, одной рукой прижимая к себе смущенного финна, которого все же заставил надеть свадебное платье его певицы.

А подвыпивший Тино и не сопротивлялся. Только поежился от взгляда шведа, который присоединился к ним чуть позже, закончив все свои дела связанные с конкурсом.

За столом скандинавов шумел только Хенрик, то и дело, восхваляя себя и свою певицу на конкурсе Евровидения. Остальные сидели молча, изредка бросая короткие фразы и недовольные взгляды в сторону победителя. Даже леденящий душу взгляд Швеции не пугал Данию. А когда Бервальд все же забрал из лап извращенца (коим обозвал про себя датчанина Тино), то Хенсен только махнул рукой и переключился на норвежца, который увлеченно читал книгу.

– Неужели, это намного интереснее, чем отмечание моей победы? Даже Исландия с нами выпивает! – Дания вырвал из рук Сигурдсона книгу, не обращая внимания на испепеляющий взгляд последнего.

Попытка разобрать, что же там написано – провалилась. Язык хоть и был смутно знакомым, но большинство слов не подлежали прочтению. Однако, плескающийся в алкоголе мозг Хенрика сдаваться не хотел. Заплетающимся языком, сбиваясь на каждом слове и еле держась на ногах, парень все же прочитал понравившийся короткий стишок. Последнее, что он увидел перед тем, как отключиться – испуганный взгляд Кетиля.

И он уже не видит, как прямо посреди зала открывается воронка, затягивая в себя всех присутствующих в зале. И не заметит парочку, которая стояла на безопасном от происшествия расстоянии.

– Ты уверена, что это была хорошая идея? – парень облокотился о стену и покосился на стоявшую рядом девушку, которая довольно улыбалась, наблюдая за исчезающими скандинавами.

– Конечно! Да и ничего с ними не случится, ведь там будет ОН. – спутница пожала плечом и вздохнула.

Больше молодой человек ни о чем не спрашивал. Только молча проследил за тем, как девушка выходит из ресторана и удаляется, оставляя его одного. Но ведь и ему хочется посмотреть, как будут развиваться события. Так что, он выбегает следом, догоняя спутницу и, не проронив ни слова, следует за ней.




Глава 1. Какая милая Дэнмовочка

Как прийти в себя, если проснувшись утром, у тебя ощущение, будто на голове танцевало стадо слонов, во рту пустыня, а телом ты не то, что пошевелить не можешь, а и не чувствуешь вообще? Легко. Следует только услышать возле уха кваканье, а, разлепив глаза, наткнутся на двух жаб-мутантов, которые подозрительно хитро на тебя посматривают.

Увидев сие нечто, Хенрик тут же забыл о мучающих его проблемах. И, он готов был поклясться, эти жабы ему улыбались! А та, что была помельче, так вообще подмигнула!

Резко дернувшись, Дания вспомнил, что вообще-то ему плохо. Желудок скрутило, а голова любезно начала трещать, будто в мозгу только что произошел взрыв атомной бомбы. Пытаясь сдержать рвотные порывы, датчанин попытался встать на ноги. Но, тут же сел обратно, обнаружив себя на листе кувшинки.

– Ма-ам, она какая-то стра-анная, – проквакала мелкая жаба, пытаясь забраться на лист.

– Ну что ты, сыно-ок? Посмотри, какая она ми-иленькая. Как раз тебе в жены сгоди-ится, – замотала головой старая жаба. – Она просто не может прийти в себя-а от счастья, что такой краса-авец, как ты, будет ее му-ужем!

Услышавший диалог жаб Дания завис, пытаясь переварить информацию. Руки скользнули по телу, проверяя наличие каких-либо изменений. Ничего нет, все свое, родное. У этих земноводных с головой явно что-то не то. Уже собираясь высказать все, что думает по этому поводу, Хенрик заметил, что на него не обращают уже никакого внимания.

– Пойде-ем, сынок. Тебе вы-ыспаться нужно, у тебя завтра сва-адьба. – старая жаба подтолкнула сына, который так и не смог забраться на листок, в спину.

Тот молча кивнул и нырнул под оду. За ним же последовала и вторая жаба, оставляя датчанина одного. Только теперь Хенсен решил себя осмотреть. Черная майка, обтягивающая торс, белая юбка, а-ля пачка балерины и красные тапочки. Взглянув в свое отражение в воде, датчанин тяжело вздохнул. В короткие волосы был вплетен огромный красный бант.

– С этого даже Бервальд ржать будет, – скривился Дания, пытаясь отцепить от себя бант.

Но то не поддавался, сидя в волосах будто приклеенный. Плюнув на это, датчанин заозирался, рассматривая все вокруг. Итак, он в камышах. Где-то там летали стрекозы, квакали жабы-мутанты, и происходило что-то еще.

Чтобы хоть как-то привести мысли в порядок (да и выпить живительной влаги, и все равно, что вода в озере может быть не первой свжести), Дания свесился с края листа кувшинки и сунул голову в воду. Но, если человеку не везет, то не везет во всем. Не удержав равновесия, Хенрик плюхнулся в воду, идя ко дну. Попытки всплыть на поверхность были тщетными. И вот, когда легкие начало нещадно жечь от нехватки воздуха, парень почувствовал, что кто-то его подхватил и через несколько секунд он хватал ртом такой спасительный воздух.

Уже собираясь поблагодарить своего спасителя, Дания так и замер с открытым ртом. Сначала были жабы-мутанты, теперь – карась-мутант, везущий его неизвестно куда.

– Вы в порядке? – спросил карась, чуть повернув голову, смотря одним глазом на датчанина.

В ответ тот лишь кивнул, в который раз задаваясь вопросом: «А что здесь, собственно говоря, происходит?». В голове возникало множество вариантов: либо он спит, либо в шнапс подмешали какой-то наркотик и у него начались галлюцинации, либо это все реально и он влип по самое не хочу.

И тот факт, что он уже не едет на спине рыбы, а летит, не сразу дошел до задумавшегося Дании. Задергав конечностями, парень задрал голову и нервно дернул глазом. Держа подмышками, его нес жук. Довольно большой жук.

Когда они опустились на землю, Хенрик покосился на насекомое. Он даже не мог сказать, что пугало больше всего. То, что этот жук был человеческого вида, то есть голова, руки, торс, ноги – все как у нормальных людей, только рога из волос торчат (при чем, довольно внушительных размеров) и эти жучьи крылья за спиной. Или то, что рук у него было две пары?

– Ищем остальных? – жук чиркнул зажигалкой, затягиваясь и окутывая себя дымом.

– Кого остальных? – Хенрик принюхался и усмехнулся, по запаху узнавая курево. – Ты вообще, кто такой?

– Иногда, для разнообразия, интересуйся географией. – из дыма снова появился жук, предоставляя датчанину возможность рассмотреть себя.

Высокий, на полголовы выше самого Хенрика, мужчина. Брюнет, с аккуратной козлиной бородкой, смуглой кожей. И, вот хоть убейте, но Хенсен не мог вспомнить, где его видел.

– Хуан, Колумбия. – улыбнулся мужчина, протягивая руку для рукопожатия.

Дания кивнул, отвечая на жест. Но вспомнить так и не получилось. Решив отложить раздумья на потом, парень сощурился:

– Так кого мы будем искать?

– Остальных, кто попал сюда, - пожал плечами колумбиец, затягиваясь. – Так что, идем.

– Не полетим? – Хенрик удивленно вскинул брови, заимствуя косяк у Хуана. – Быстрее ведь будет?

– Ты тяжелый, вообще-то, так что и не мечтай. Ножками дойдешь. – Колумбия вытащил заначку и закурил, направляясь вглубь леса. – Учти, дойти нам нужно до захода солнца, а то хищников здесь много.

Не желая выбираться из очередных неприятностей самому, датчанин поспешил за Хуаном. Кто знает, какие мутанты-переростки водятся в лесу? А еще одних стукнутых на голову жаб он не вынесет.



– А он нам ничего не испортит? – парень оторвался от зеркала и посмотрел на девушку.

– А что здесь испортить можно? – хмыкнула собеседница, даже не взглянув на того, с кем говорила. – Тем более, что мы ему неплохо заплатили за услуги.

В комнате стоял полумрак, лишь три свечи, зажженные у зеркала, давали слабое освещение. Не смотря на то, что был май, в помещение было прохладно. То ли от того, что была ночь и было открыто окно, то ли этот холод источала девушка, с невинной улыбкой наблюдавшая за происходящим в зеркале.

– Ведьма… - хмыкнул парень, снова переводя взгляд на картинку.

– Зато, успешная…



Глава 2. Мышь и Крот

Запланированный поход куда-то до наступления темноты – провалился. Расстояние оказалась намного больше, чем Хуан рассчитывал, так что, пришлось путникам останавливаться на ночевку под деревом.

Не желая привернуть внимание хищников, огонь разводить не стали. Да и ночь выдалась теплая, что позволяло не замерзнуть. А вот спать хотелось ужасно. Поэтому, Дания ограничился возмущением того, что он вообще-то голоден и Хуан, первым делом, когда проснется, должен приготовить ему завтрак. На что датчанин получил латиноамериканский посыл, куда подальше с пожеланием всего наилучшего.

Утро выдалось прохладным. Это Хенрик понял, как только на его голову вылили воду. Ругаясь и обещая самолично придушить нарушителя покоя, датчанин попытался сесть. Тело за ночь затекло и отказывалось слушаться.

– Пойдем, спящая красавица, – усмехнулся колумбиец, отбрасывая лист, в котором была вода, в сторону.

– А завтрак? – Дания попытался изобразить обиженного, но тут же передумал, от чего-то сомневаясь в том, что будет есть то же, что и жуки. А вообще, что они едят? Воображение услужливо подбросило образ жука-навозника, моментально заставляя парня скривиться.

Подскочив на ноги, поправив одежду и… бант, Хенрик последовал за Хуаном, который ушел уже на приличное расстояние.

Шли они долго, иногда останавливаясь, чтобы переждать хищника какого. Иногда Колумбии все же приходилось нести датчанина на руках. Ведь не факт, что он сможет спокойно речку переплыть или через ущелье перепрыгнуть? А времени на обход не было.

И вот, когда солнце уже клонилось к горизонту, парочка вышла в поле. Где-то здесь были те, кого они искали.

Приказав оставаться под камнем, Хуан полетел на поиски. Пожал плечами Дания и сел на траву, пытаясь вспомнить, почему ситуация ему знакомой кажется? Маленькая девочка (на этом моменте Хенсен издал нервный смешок), укравшие ее жабы, жук. Все было до боли знакомо.

Вернулся колумбиец быстро, без лишних слов веля за собой идти. Показавшаяся дверь в норку только усилило подозрения Хенрика. Ну, ведь точно где-то это видел!

Войдя в нору, Дания еле подавил смешок. Швеция, с мышиными ушами и хвостом, носил на руках спящего финна, у которого из-под рубашки выглядывал черный небольшой хвост. Заметив гостей, Бервальд так и замер посреди комнаты, прижимая к себе ценную ношу и осматривая с ног до головы датчанина.

– Они пришли? – улыбнулся финн, но глаза так и не открыл.

– Д'. – кивнул швед и посадил Тино на кровать, укутывая в плед , где-то в глубине души радуясь, что тому не придется увидеть, в каком виде сейчас Дания, и не травмирует свою детскую психику.

– А что с ним? – подал голос датчанин, садясь за стол и внимательно рассматривая Финляндию.

– Временно ослеп, - отмахнулся финн, чувствуя, как рядом садится Швеция, обнимая за плечи и прижимая к себе.

Хенрик перевел взгляд с шведа на финна, пытаясь понять, шутят или нет. Однако, судя по напряженному Тино, который прислушивался к любым шорохам, и такому заботливому Бервальду, никто не шутил.

Дания нахмурился. В голове происходил редкий мыслительный процесс. Ну ведь он и правда где-то с таким уже сталкивался! Окинув взглядом молчавших финна и шведа, переведя взгляд на курившего у окна колумбийца, Хенрик решил все же поделиться своими размышлениями.

– Я тут заметил, что это все мне что-то напоминает. – парень притянул к себе стакан с водой и сделал глоток. – Меня все не покидает ощущение, будто я где-то с этим сталкивался?

- Неужели не узнаешь сказки своих же писателей? – вздохнул финн, качая головой. – Я – Крот, Бервальд – Полевая Мышь. А ты, я так понимаю, Дюймовочка? Жаль, я не могу этого увидеть…

– Л'чше н'надо. – подал голос Бервальд, сильнее прижав к себе «жену».

– А еще есть я, – подал голос Колумбия, – в виде жука.

– Так вот оно что! – хлопнул в ладоши датчанин, подрываясь с места и принимаясь наматывать круги по комнате. – То-то мне все знакомым кажется! Мы же тогда напились с Хансом и нам такое мерещилось! А я-то думаю!

Дания все ходил и ходил, иногда смеясь, иногда останавливаясь посреди комнаты, смотря на кого-то из присутствующих и снова заходясь смехом. Так бы продолжалось достаточно долго, пока Хенрик не вспомнил, как сюжет развивается дальше.

– То есть, Бервальд должен попытаться женить меня на Тино? – нервно усмехнувшись, Хенсен поежился под ледяным взглядом шведа. – А может мы сразу к концу сказки? Не заставляя меня приданное, там, шить, за ласточкой присматривать?

– Только нам все равно нужна ласточка. – замотал головой финн. – Ведь, это она должна отнести Дэнмовочку в теплые края.

– Смешно… – усмехнулся датчанин, снова садясь за стол. – Если ласточкой будет Кетиль, то никто никуда не полетит.


– Он и правда такой дурак? – парень недоверчиво посматривает на отражение в зеркале, удобнее устраиваясь на только что принесенном стуле.

Девушка уже давно принесла себе стул, булочки и бутылку с соком. Все же представление затягивалось, и смотреть без удобств – подобно пытке. Да и не интересно.

– Не притворяется. – собеседница сделала глоток сока и хмыкнула, когда в зеркале появился еще один герой.

Теперь их договор был выполнен, а значит, близился конец. Жаль конечно, что все так быстро закончится. Но, бездействие не удовлетворяло жаждущую месть душу куда больше.




Глава 3. Ласточка

– Даже если ласточкой будет не Кетиль, я тебя все равно никуда не понесу! – раздался возмущенный голос, и из туннеля, который вел к дому крота, вышла австрийка. – Простите за вторжение. Но у меня не хватит сил, чтобы перенести даже Финляндию!

Эдельштайн, у которой за спиной виднелись черные крылья, скрестила руки на груди, облокотившись о стену и переводя взгляд с одного присутствующего на другого. Когда же она заметила довольно улыбающегося колумбийца, девушка резко изменилась в лице и издала обреченный стон. (*)

– Я тоже рад тебя видеть, Принцесса, - Хуан улыбнулся еще шире, выбрасывая в окно окурок и подходя к австрийке.

– Не приближайся! – испуганно взвизгнула девушка, пытаясь забраться на шкаф.

– О, ангел грешный, покажи мне неземную страсть! – колумбиец перехватил Кейт за талию и попытался прижать к себе.

Но все не так-то просто, если ты пытаешься приручить австрийца. Вывернувшись, Австрия наступила Хуану на ногу, локтем заехав в живот, и вырвалась. Но, не рассчитав силы, Эдельштайн запнулась, с грохотом свалившись на пол.

– Вот неугомонное создание, – вздохнул Колумбия, поднимая девушку на руки и перекладывая на свободную кровать. - Теперь придется ждать, когда она очнется.

– А давайте, пока все равно заняться нечем, заставим Данию приданное сшить? – улыбнулся финн, с помощью шведа поднимаясь с кровати. – Ему-то все равно оно необходимо будет.

– Че? Э, нет! Ты не заставишь меня это делать! – замахал руками Хенрик, морщась и пытаясь показать всеми фибрами души, насколько он против.

Но, увы. Его стараний никто не оценил. Финляндия слеп, Швеции по-барабану, а Колумбия увлечен присмотром за потерявшей сознание австрийкой. Уже открыв было рот, чтобы снова возмутиться, датчанин тут же его закрыл, когда ему вручили моток ниток и ткань, со словами «В'т, уд'чи». Повертев в руках врученное, пытаясь понять, что с ним делать, Хенрик посмотрел на финна. К сожалению, тот ему помочь ничем не мог. Зачем ему это приданное – тоже не было ясно.

Спустя полчаса мучений, датчанин сдался. Он даже представить не мог, что шитье такое сложное. В который раз, посочувствовав Тино, на котором было все хозяйство, Хенсен все же одел нитку в иголку, победоносно вскрикнув. Однако, от неловкого движения, нитка выскользнула из ушка, заставив парня нервно дернуть глазом.

Наблюдающий за происходящим швед, еле заметно усмехнулся, в подробностях описывая Тино действия Хенрика.

Пришедшая в себя австрийка, окинула комнату взглядом. Обнаружив колумбийца курящим у окна, девушка тихо выползла из кровати и подошла к Дании.

– Давай, помогу. – отправив парня гулять, Эдельштайн принялась за работу.

– И не стыдно тебе сваливать свою работу на постороннего? – хмыкнул Хуан, протягивая Хенрику косяк.

– Между прочим, Дюймовочке помогали пауки. – датчанин показал язык и затянулся, иногда посматривая на работающую девушку. В какой-то момент его и правда начала терзать совесть, но наглость быстро устранила препятствие, показав, кто в доме хозяин.

А австрийка все трудилась. Даже когда ее позвали ужинать, ведь солнце давно село, она отказалась, предпочитая закончить работу, а потом уже отдыхать. Тино поохал, поахал, но все же отстал, когда Бервальд приказал ложиться отдыхать. Утром они собирались искать оставшихся, и силы им могли понадобиться. Кто его знает, сколько по времени в теплые края добираться?

Закончила Эдельштайн поздно, глубокой ночью, когда все уже спали. Ну, или почти все, поправила себя девушка, наткнувшись на зеленые глаза Колумбии. И вздрогнула, поняв, что спать придется с ним в одной кровати. Швеция с финном спали на кровати, стоявшей возле окна, Данию уложили на пол, под стол. А Колумбия занял свободную кровать. Тот факт, что рядом пустовала подушка, а мужчина похлопывал рядом с собой, заставил Австрию тихо застонать. Но, так как бессонницей девушка не страдала, а спать сидя – неудобно, пришлось смириться и забраться под одеяло к Хуану.

– Только без рук! – прошипела Кейтрин, отползая к краю кровати и забирая себе все одеяло.

Было неудобно. Крылья мешали так же, как и хвост. Но, лучше потерпеть, чем снова пытаться отбиться от этого назойливого колумбийца.

– Ты же так свалишься, Принцесса, – усмехнулся Хуан, обняв девушку за талию и придвинув к себе, пресекая все ее попытки сбежать. – Я не буду тебя трогать, обещаю! Мы будем только спать.

Колумбия улыбнулся, встретив недоверчивый взгляд Австрии. И как прикажете ее не дразнить, когда на действия такая реакция? Вот как здесь не удержаться и не прикоснуться к таким манящим губам в легком поцелуе? И не важно, что в следующую секунду тебя бьют в живот, заставляя скрутиться. И кто мог подумать, что в столь хрупком создании такая сила?

– В следующий раз будет больнее, – и такой соблазняющий шепот на ухо, но все же, лучше сдержаться, иначе достанется не только от нее, а и от спящих скандинавов.


– Поэтому ты попросила ее остаться на финал? – парень кивнул на изображение австрийки и колумбийца.

– Да, Хуан согласился помочь только из-за нее. Брат рассказывал, что на спектакле между ними что-то произошло. Вот я и решила их подтолкнуть друг к другу. – девушка хитро улыбнулась, от чего собеседник поежился, в который раз про себя отмечая, что лезть к ней опасно для здоровья и психики.

– Не боишься, что тебе потом достанется? – налив в стакан виски, парень сделал небольшой глоток.

– А кто узнает, что это моих рук дело? – собеседница с невинной улыбкой посмотрела на сидящего рядом. – А если ты кому об этом расскажешь, то…

Замолчав, девушка снова уткнулась в зеркало. Договаривать ей и не нужно было. Все прекрасно знали, что ее лучше не злить, иначе отомстит и еще раз отомстит, до тех пор, пока не будет полностью удовлетворена.

Вздохнув, парень перевел взгляд на изображение в зеркале, где уже начиналось утро.

И все же, какая чудесная вещь – мультики.



______
* - отсылка к работе «Не доверяйте Италии писать сценарий».

@темы: APH, Hetalia, Колумбия, Приключение стран в Закадрье 2, Скандинавы, фемАвстрия