– И о чем ты хочешь послушать сказку сегодня? – девушка присела на край кровати, поправляя на сыне одеяльце.

– О пиратах! – довольно заулыбался ребенок, всем своим видом показывая матери, что он весь во внимании.

– О пиратах, значит? – девушка улыбнулась, беря сына за руку и принимаясь массировать его пальчики. – Значит, слушай…

***

Случилось это в одной далекой стране, расположившейся на острове. Государство было небольшим. Считай, небольшой городок, разбившийся на районы. Но, все подчинялись королю, ведь мудрым он был. И, благодаря его правлению, развивалась страна. И не было там горя или бед. Счастливы все были, каждый занимался тем, чем хотел: кто добывал со дна океана его дары, кто животину разводил, кто землею занимался. В общем, для всех работа была. И никто не знал голода. Да и торговые пути были налажены. И привозились из-за моря-океана сладости различные, меха дорогие. Обменивалось это все на кораллы и жемчуга, фрукты необычные, которые только на острове этом росли.

У короля сын был. Правда, слабый совсем, не обучить его в деле военном. Но, от этого не менее любим. Умный да заботливый. Всем помогал, независимо от статуса али возраста. Мать не могла сыном нарадоваться. Иногда, среди послов к ним приезжающих, были и принцы в качестве сопровождения делегации. И только неодобрительно головой качала королева, наблюдая за поведением венценосных особ.

Но вот, слух распространяться начал, мол завелись в водах близь острова пираты. Видели рыбаки вечерами, как плывет на горизонте корабль с парусами черными. Да только нападений не было. Корабли торговые спокойно до острова добирались. Вот ничего и не предпринимал король.

Лаирэль мог стерпеть все, наставления учителей, длинные монологи отца, через чур заботливую мать. Но танцы он не переносил на дух с того самого момента, как только его начали обучать. Поэтому, когда на балу, организованном в честь дня рожденья матери, начались танцы, принц сбежал, стараясь не попадаться на глаза родителей.

Вечер выдался довольно теплым, поэтому Лаирэль направился в сторону моря. Солнце уже пряталось за горизонт и юному принцу хотелось посмотреть на закат. И, если повезет, то он сможет увидеть какое-то судно, проплывающее мимо острова, что в лучах заходящего солнца казалось необычно волшебным. Около месяца назад Лаирэлю посчастливилось увидеть на закате корабль. Эта картина засела в подсознании, зацепив своей красотой. Вот только, в последние дни юноша понял, что начинает забывать эту красоту. И уже несколько дней он тайно приходит на берег, надеясь на удачу. Но, корабля все не было. Только лодки рыбаков подплывали к причалу.

Лаирэль не знал, чем руководствовался в тот момент. Прячась за пустыми бочками, он высматривал лодку, которую без проблем можно было позаимствовать.

– И это кто здесь такой миленький? – за спиной раздается смешок, от чего Лаирэль вздрагивает, резко поворачиваясь и цепляясь за бочки.

На шум обращают внимание остальные рыбаки. Мужчина недовольно цыкает. Лишняя суета – это не то, что ему сейчас нужно. Поэтому, Лаирэль подхватывается на руки и быстрым шагом уходит к одной из лодок. Принц сопротивляется, но сил его недостаточно. Что может ненатренированный юноша против двухметрового амбала? И позвать на помощь не успевает. Перед глазами все темнеет. И не слышит уже Лаирэль свист, и не видит, как от берега еще несколько лодок отплывает.


Проснулся Лаирэль от крика чаек и луча солнца, что светил в глаза. Недовольно поморщившись, юноша перевернулся на другой бок. Но от надоедливого крика птиц это не спасло. И кто только оставил окно в комнате открытым? Да еще и голова тяжелая, будто весит не один килограмм.

Поняв, что больше уснуть не получится, принц решил – пора вставать. Сев на кровати и сладко зевнув, Лаирэль, мутным после сна взглядом, уставился в окно. Наглая чайка сидела на оконной раме и продолжала кричать. Принц же, спросонья еще ничего не осознающий, бросил в надоедливое создание подушкой.

– За что ж Вы так с ней, Ваше Высочество? – раздавшийся неожиданно голос согнал с Лаирэля остатки сна. И воспоминания навалились тяжелым грузом.

Принц напряженно замер, не сводя взгляд с мужчины. Незнакомец с причала. Только выглядел он теперь как-то иначе. Волосы, цвета вороного крыла, в низкий хвост собраны. На причале же он был в брюках одних ободранных. Теперь же на мужчине была рубашка белая, заправленная в брюки темно-коричневые. На поясе слева мушкет, справа – шпага. Глаза карие, нос с небольшой горбинкой. Губы тонкие, в усмешке изогнутые.

И только теперь понял Лаирэль, от чего нехорошо ему. Комната на каюту походила. Шкаф, стол с картами, кровать – значит, либо капитан, либо кто-то из к нему приближенных. Но, стоящий перед ним мужчина был молод для того, чтобы управлять судном. Значит, первый вариант отпадал.

– Высочество, ты разговаривать умеешь? – перед глазами принца помахали рукой.

Лаирэль моргнул. Главное, держать себя в руках. Он – не истеричная особа, а наследный принц. И вести себя следует соответственно. Вот только, организм думал совершенно иначе. То немногое, что было съедено на балу, уже приближалось к горлу. Морская болезнь – это вам не шутки.

– Если, Вы знаете, кто я… Значит, не один раз бывали на нашем острове, – Лаирэль старался не думать о том, что в любую минуту его может вывернуть. – Отец же не знает о Ваших визитах, значит, бывали тайно. Простым морякам таиться нет необходимости. Из этого всего могу сделать вывод, что я попал к пиратам.

– Какой сообразительный малыш. И что, неужели не страшно? – пират усмехается, наклоняясь к лицу принца.

– Вы не убили меня на причале, значит, захотите потребовать с отца выкуп. Мне не о чем беспокоиться. Хотя, я могу и ошибаться. – Лаирэль пожал плечами и попытался встать. Сделано это было зря. Привыкший к одному положению, желудок возмутился на движения хозяина. От чего тошнота стала невыносимой. Позеленев в мгновение ока, принц ломанулся к выходу.

Благо, каюта находилась в нескольких шагах от лестницы на палубу. Оказавшись на свежем воздухе, принц, не обращая внимания на умолкших пиратов, свесился с борта, отдавая все содержимое желудка воде. Выскочивший следом мужчина уже хотел было спасать будущего утопленника, но был вовремя остановлен боцманом.

– Капитан, как закончит, верни его в каюту. Пусть отдыхает, – боцман разворачивается и уходит разгонять зазевавшихся пиратов.

– Капитан, значит? – Лаирэль вытирает рукавом рот, оседая на палубу и не сводя взгляд с мужчины. Кажется, из него даже завтра вышел.

– Морнэмир, – пират помогает юноше подняться на ноги и отводит обратно в каюту. – И что же ты на причале делал, если морской болезнью страдаешь?

Принца укладывают в кровать и накрывают одеялом. Сам же мужчина присаживается рядом, рассматривая бледно-зеленое лицо. Влить бы в паренька ром, да скорее всего, что от этого только хуже будет.

– А что ты там делал? – юноша отворачивается. Челка скрывает глаза, губы сжаты. Говорить не хочет.

– А когда мы перешли на «ты»? - пират усмехается, нависая над Лаирэлем.

– А ты всегда отвечаешь вопросом на вопрос? – принц чувствует себя странно рядом с этим мужчиной. Ему даже не хочется сбегать с корабля. Конечно, он не знает, где находится остров. Да и сил, чтобы доплыть не хватит. Но, не это его останавливает. А чувство странное, будто видел уже эти карие глаза.

– А тебе не кажется это странным? – Морнэмир наклоняется еще ниже, заглядывая в глаза, цвета молодой листвы.

– Капитан, решил добить мальчонку, чтобы не мучился? – появление боцмана оказывается как нельзя кстати. Капитан молча отстраняется и выходит из каюты.

На самом же деле, Лаирэлю казалось странным все. И то, что его не убили. И эти пираты, вроде бы и кажущиеся страшными, но при общении оказавшиеся довольно интересными собеседниками. И сам капитан, не любящий насилия. Как они только себя пиратами называть-то могут?

Ответ нашелся через два дня, когда Лаирэль уже смог нормально передвигаться по кораблю. Заинтересованный, откуда это кок и боцман тащат сундук, юноша подошел к капитану.

– К вам сегодня посол с Востока приплыл, вот и решили немного его вещей позаимствовать, – отмахнулся Морнэмир, наблюдая за разгрузкой одной из лодок.

– То есть, вы дожидаетесь ночи и пробираетесь на корабль послов? – Лаирэль сощурился. Разве такое поведение подобает пиратам? Разве они не должны зубами вырывать свою добычу, грабя и разрушая все на своем пути?

– Ты ведь тоже странный. Не испугался, не пытаешься сбежать. Что плохого в том, что мы тихо забираем то, что нам хочется? Ведь при этом никто не страдает, – капитан пожал плечами, облокачиваясь о штурвал.

– Мачту тебе в зад, недоумок палубный! – взвывший кок гонялся по палубе за каким-то юнгой, который ловко уворачивался от бочек и остальных пиратов.

Лаирэль тихо хмыкнул, наблюдая за развернувшейся погоней. На самом деле, ему было страшно. С той самой минуты, когда он понял, куда попал. Вот только, сбегать никуда не хотелось. На корабле не было той дворцовой суеты. Не было чувства клетки. Конечно, принц понимал, что на корабле он в качестве пленника. Но, здесь у него было куда больше свободы, чем дома.

Единственное, что Лаирэлю запрещал капитан – брать салатовые конфеты. На вопрос «почему?», Морнэмир что-то проворчал, забрав лакомство и выходя из каюты. Это был первый раз, когда принц увидел пирата смущенным.

Лаирэль жил на корабле уже две недели. Удивительно, но за это время он не видел ни одного корабля. Боцман объяснил это тем, что они не стоят на месте, стараясь держаться подальше от острова.

– А ты не хочешь домой? – капитан поймал Лаирэля, помогающего коку и вывел с собой на палубу. Подышать свежим воздухом.

– Вы ведь все равно просто так меня не отпустите, – принц пожал плечами и посмотрел на небо. Он не мог признаться, что никуда не хочет уходить. Все его выстроенные в детстве образы о пиратах были разрушены. Хотя, юноша и понимал, что не все такие. Ему просто повезло попасть на этот корабль. Но, пусть и так. Расставаться с этими веселыми, где-то странными пиратами ему не хотелось.

Морнэмир молча наблюдал за принцем. Мужчина никак не мог решить, что чувствует. Стоящий перед ним Лаирэль хоть и был взрослым, но вел себя иногда совершенно по-детски. Эти его искренние удивления, когда пираты ловили рыбу. Или легка улыбка, когда он наблюдает за полетом чаек. И лезет под руку коку, пытаясь помочь. И, только наедине с капитаном принц становится серьезным и сосредоточенным. Будто ожидает чего-то.

И капитан уходит, так и не сказав и слова. И Лаирэль с каждым днем наблюдает, как Морнэмир становится мрачнее и мрачнее. Он сторонится юношу. Если раньше мужчина дожидался, пока принц уснет и приходил в каюту, ложась рядом (это Лаирэль выяснил случайно, проснувшись посреди ночи от духоты), то сейчас капитан не приходил вовсе.

– Тэд, а где капитан? – Лаирэль, облазавший весь корабль в поисках, подошел к боцману, находившемуся за штурвалом.

– Так он на сушу отправился, у отца твоего выкуп требовать, – мужчина улыбнулся, но тут же понял, что лишнее взболтнул. Принц помрачнел заметно, руки в кулаки сжались. – Ты не подумай ничего такого. Просто, не место тебе здесь. Капитан с дурру притащил тебя на корабль. А так, ты домой вернешься скоро, и не нужно будет больше ни о чем волноваться.

– А меня спросить, нужным не посчитали? – принц сжимает руки в кулаки и быстрым шагом уходит в каюту.

И не выходит оттуда, даже когда слышит голос капитана. Только в одеяло кутается, притворяясь, что спит. Да так и засыпает, прислушиваясь к шуму на корабле.

А ночью его будят прикосновения прохладных рук к разгоряченной, после сна, коже. Лаирэлю кажется, что он все еще спит. Только не может он вытерпеть ласки той. Оттолкнуть попытался, да руки за голову завели, к кровати прижимая. Попытался закричать, да рот поцелуем заткнули.

Лаирэль замычал приглушенно, дернулся, но добился лишь того, что руки ему сжали сильнее. И только когда легкие обожгло от нехватки воздуха, юношу отпустили. Дернулся он было, сбежать намереваясь, да сильные руки талию обвили, будто пленить пытаясь. А Лаирэля будто током прошибло от этого жеста. Показалось ему, что в этом, вроде бы простом, действии, столько нежности было, что сдался принц моментально. И позволил целовать себя, не возражая, когда капитан рубашку с него начал стягивать. Только дернулся, когда прохладные пальцы по позвоночнику прошлись.

А что потом было, с трудом вспомнить мог. Голова его как в тумане была. Помнит лишь боль резкую, да как запястье из-за этого до крови прокусил. И поцелуи-извинения. Да как потом за плечи Морнэмира цеплялся, в спине прогибаясь, да стоны от удовольствия не сдерживая.


Утром же один проснулся. И так день из каюты и не выходил. И принца никто не беспокоил. Уже вечером, когда желудок уже сводить начало, собрался юноша с силами, с кровати сполз, да только к выходу направился, как дверь распахнулась. На пороге капитан стоит, в руках поднос с едой держит. Окинул взглядом смущенного Лаирэля, головой покачал, оставил ужин и ушел.

А на следующий день принца посадили в лодку и отвезли на остров, где передали отцу. Лаирэль все это время молчал, рассматривая что-то под ногами. Оказавшись же в объятиях матери, юноша только тихо пискнул и зажмурился. Поворачиваться и смотреть, как отплывает лодка – не хотелось. Внутри засела обида. Принц все не мог поверить в то, что его так запросто обменяли на деньги. Но, все чувства вытесняла тоска. Он не мог поверить в то, что уже никогда больше не увидит этих забавных пиратов и их капитана.

Образ Морнэмира не покидал принца, преследуя во снах. А, иногда, ему казалось, что видит капитана пиратов и наяву. Но, это были лишь игры разума. И, чтобы хоть как-то отвлечься, Лаирэль ходил на берег. Какое-то время это помогало. Со временем, ему начало казаться, что чувствует на спине чей-то взгляд. Но, пристальное осматривание окружающего, ни к чему не приводило. Только заставляло поскорее уйти подальше от воды, так и не дождавшись какого-нибудь корабля на горизонте.

И все так бы и продолжалось, если бы принц в один из вечеров не уснул на пляже. Вымотанный чрезмерной опекой родителей, юноша в очередной раз сбежал от охранников, прячась в саду. Через калитку садовника выбрался на узкую улочку, а оттуда прямиком к океану.

Теплый, после жаркого дня, песок приятно расслаблял. Поэтому, уже спустя полчаса, Лаирэль спал, развалившись в позе морской звезды. Шум волн, крики чаек. Почему-то это казалось куда более родным, чем дворец с прислугами.

Как и тогда, на корабле, Лаирэля разбудил поцелуй. Ничего не соображающий спросонья, юноша ответил. Все было настолько нереальным, что воспринимать происходящее, как действительность, мозг не желал. И, только почувствовав боль в прикушенной губе, принц подскочил. Взгляд мутный, дыхание тяжелое. А рядом с ним – никого. Только, на губах сладковатокислый привкус остался.

Просидев на пляже до восхода луны, Лаирэль домой направился. И чем ближе к дворцу подходил, тем сильнее нервничать начинал, будто произойти должно что-то. А когда перед дверью в тронный зал стоял, куда отправил его советчик отца, так будто к земле прирос, боясь в помещение войти. И, если бы не один из дворцовых стражей, довольно громко хмыкнувший, то так бы и остался принц перед дверью стоять.

– Вот и ты, сын! – король оторвался от документов, бросил на вошедшего взгляд и рукой махнул, проходи мол.

А Лаирэль стоит и не сводит взгляд с мужчины, рядом с королем стоящего. Хотя нет. Скорее всего, он наблюдает за салатовыми конфетами, исчезающими из маленького мешочка с завидной скоростью. Сознание урывками улавливает рассказ отца, что капитан их шпионского корабля, что принца они на обучение взять хотят, и что ему это будет полезно. И много еще чего. Только не интересовало это все Лаирэля. Он смотрел в глаза подошедшего к нему Морнэмира, обещая устроить тому выяснение отношений.

– Будешь? – капитан улыбается, протягивая мешочек с лакомством.

– Я знаю, какой у них вкус, – улыбка в ответ и вера, что теперь все будет хорошо.

***

– И много чего случилось в их жизни. Но, принц и его пират всегда были вместе, преодолевая трудности и сражая своих врагов. – девушка наклоняется и целует уже спящего сына в висок, тихо шепча:
– Спокойной ночи, мой маленький юнга.

И уходит в свою спальню, где уже вовсю сопит супруга. Девушка слабо улыбается, накрывая возлюбленную одеялом:
– И тебе спокойных снов, мой капитан.

@темы: ориджиналы, романтика, принц, пират, слэш, сказка