01:06 

И эпилогом любовь?

Часть

Витавшая в воздухе предгрозовая духота заставляла людей в очередной раз разочароваться в прогнозах погоды, которые все как один твердили: в столице будет ясно, спасайтесь от жары на пляже. Однако, еще до обеда небо затянуло тучами.

Дженсон тихо застонал, сложив руки на прилавок и положив на них голову. Духота, с примесью разнообразных запахов омег и лекарств, уже сводила с ума. А вот если бы начальник не был настолько жадным и установил в аптеке кондиционер, все было бы куда легче. Радовало только то, что его смена скоро закончится, и можно будет со спокойной совестью идти домой.

Мужчина бросил взгляд на часы. Из садика нужно было забрать сына и помочь папе с покупками. Если он конечно не решил доказать свою самостоятельность и не отправился в магазин сам. А ведь ему после операции нельзя носить тяжести. Но разве этого упертого омегу волнует мнение трех альф? И ладно, не слушает сына и внука, но к супругу можно было бы и прислушаться.

Отчитавшись перед начальником за выручку, не удостоив вниманием опоздавшего сменщика-бету, Дженсон вышел из аптеки. Он, как и семь лет назад, был абсолютно уверен в выбранной профессии. Правда тогда он еще и верил, что найдет таким образом свою пару. И даже было поздравил себя, когда в аптеку поздно ночью зашел омега, источающий такой приятный сладковатый аромат, который возбуждал до потемнения в глазах. Стоит ли говорить, что наплевав на всех и вся, альфа поддался своим животным инстинктам и разложил омегу прямо на полу аптеки? А потом еще пару раз в подсобке.

Решив, что это его судьба, Дженсон удивился, утром не обнаружив рядом парня, у которого имени даже не спросил. Но, через восемь месяцев мужчина удивился еще больше, когда этот самый омега явился к нему, вручив детскую корзинку с хнычущим малышом.

- Я не убийца, чтобы делать аборт. – парень усмехнулся, даже не смотря на своего ребенка. – Он мне не нужен, я промучился эти месяцы с ним, а дальше – твои заботы.

- И как его зовут? – Дженсон погладил сына по щеке, ничуть не сомневаясь в том, что он его.

- Как хочешь, так и называй. – омега пожал плечами и вышел из аптеки.

На вопрос, почему парень не сообщил об этом сразу, тот ответил, что ему было ужасно стыдно появляться на людях с таким животом. Больше альфа ничего не спрашивал. Все его внимание занимал малыш.

Дома, конечно, был скандал. Но маленький Себастьян очаровал родителей Дженсона. Даже отец, Дэвид, альфа строгих принципов, потискал внука. Что уже говорить о папе, Михаэле, который от малыша был просто в восторге.

И вот, он, Дженсон Спенглер, молодой альфа, почти двадцати пяти лет, ростом метр восемьдесят девять, с темно-русыми волосами и пронзительными серыми глазами, забирал из садика своего шестилетнего сына. И даже никак не реагируя на открытые попытки соблазнения молодого воспитателя-омеги. Только усмехнувшись, услышав за спиной тяжелый вздох.

- Папа, а мы пойдем завтра в парк? – маленький Себастьян прыгал рядом с отцом, держа его за руку и крутил головой по сторонам, вызывая умиление у проходящих мимо омег.

- Конечно, пойдем, - улыбнулся мужчина, садя сына себе на шею. – Вот приедет дедушка Дэвид, и сразу пойдем.

Перейдя дорогу, Дженсон замер, наблюдая за тем, как какой-то омега помогает его папе собрать раскатившиеся по земле овощи, при этом еще и разговаривая с рядом стоящей омегой. Нахмурившись и недовольно поджав губы, мужчина подошел к ним.
Часть
Марк не мог сказать, с какого именно момента его учеба покатилась коту под хвост. Три недели назад, когда на зачете преподаватель понизил ему оценку за ответ своими словами, два дня назад, когда при защите курсовой глава комиссии довел его до истерики. Видите ли, раз он омега, то обязательно уже должен был обзавестись супругом. А тот факт, что он работает – так это мелочь, пустяк.

А может его обучение не задалось с самого начала, когда он выбрал с другом столь странную для омеги специальность – логистик? Отец долго его отговаривал от принятого решения. А вот папа поддержал, оставшись довольным выбором сына. Конечно, после развода, омега начал возмущаться всем действиям бывшего супруга. И был очень доволен, когда сын, всегда слушавшийся отца-альфу, пошел на выбранную профессию.

- Ты уже выходишь? – раздался в трубке недовольный голос Николаса, чей звонок оторвал омегу от созерцания себя помятого в зеркале.

- Да, я почти готов. – Марк в очередной раз зевнул, шикнув на носящихся по квартире кошек.

- Какое почти? Тебе выходить пора! – не унимался друг, повышая голос.

- Слушай, ну чего ты волнуешься? Ты позавчера сдал этот экзамен. Сегодня вроде как я должен нервничать? – омега поправил футболку, прикрывающую короткие шорты, и махнул рукой. И так пойдет.

- Дурак, я за тебя же волнуюсь! В общем, выходи. Ручку я тебе взял.

И отключился, вызвав у Марка очередной тяжелый вздох. После того, что случилось на защите курсовой, парень махнул на все рукой, впав в состояние какой-то апатии, иногда прерывающейся на истерическое хихикание.

Встретившись с другом и пожаловавшись на то, что «этого препода еще перемкнет и он не поставит оценку», омега тихо ругнулся, когда его чуть не сбил пробежавший мимо альфа.

- Придурок, - Марк фыркнул и заметил старого омегу, которого этот альфа все же сбил, выбив из рук кулек с продуктами, которые разлетелись по дороге.

Дернув Нико за руку и указав на собиравшего овощи мужчину, омега потащил к нему друга, тихо возмущаясь, что люди бесчувственные идиоты, даже помочь не могут. Николас только покачал головой, посматривая на часы.

- Мы поможем, - Марк присел на корточки возле мужчины, подав ему укатившуюся картошку.

- Ой, спасибо! – омега улыбнулся, складывая все обратно в пакеты. – Нынешняя молодежь все куда-то торопится, даже времени обойти человека – нет.

- Вы недалеко живете? Давайте мы поможем отнести кульки. – Марк поднялся на ноги, подхватив два пакета, и улыбнулся, бросив взгляд на друга.

- Что здесь происходит? – омега вздрогнул от раздавшегося за спиной голоса. – Папа, все хорошо?

Марк обернулся и уставился в серые глаза альфы. Судорожно сглотнув, паренек покраснел, топчась на месте. Нико усмехнулся, наблюдая за реакцией друга. Найдя своего альфу, ему уже было все равно на остальных. А вот Марк до сих пор был один, даже первой течки не было, что тот объяснял запоздалым развитием своего организма.

- Сынок, ты уже освободился? Я вот в магазин сходил, а эти молодые люди помогают мне, - мужчина улыбнулся, протягивая альфе пакет.

Дженсон окинул взглядом стоявшего возле него омегу. Еле достает до плеча, худющий, волосы собраны в короткий хвост. И как это только кульки удерживает? Видно ведь, что сил не хватает. А еще и сразу два пакета схватил.

- Марк, если мы не поторопимся, ты снова опоздаешь на экзамен! – Нико нервно топал ногой, то и дело поглядывая на часы.

- Извините, - Марк улыбнулся, посмотрев на взрослого омегу, и отдал пакеты альфе. – Нам нужно идти.

Николас, тихо фыркнув, подхватил друга за руку и потащил в сторону университета, даже не слушая его возмущения по поводу того, что идти две минуты, а экзамен через полчаса. Марк бросил взгляд на альфу и вздохнул. Такой мужчина ни за что не посмотрит на такого, как он: толстого, страшного омегу, неудачника по жизни, который постоянно влипает в неприятности. Да и ребенок у этого альфы есть, а значит, что и супруг имеется.

Будучи спокойным, Марк нервно прикусил губу, неуверенно посмотрев на Нико. Друг легонько подтолкнул омегу в аудиторию, сам же устраиваясь на лавочке рядом с дверью. Вроде бы и не он сдает экзамен, но нервничает так же, как и пару дней назад. Этот Марк его скоро до седины доведет. Точно, доведет.
Часть
Уставший после тяжелого дня, Марк упал на импровизированную кровать, которую соорудил из двух пуховых одеял на полу. Сквозняка в его комнате не было, так как окно выходило на ту часть балкона, которая была плотно застекленной. И отсутствовал кондиционер, или даже простенький вентилятор. Зато зимой в маленькой комнатушке два на три было тепло с двумя батареями, в отличие от гостиной, которой, будучи размером четыре на четыре, досталась одна батарея.

Устало зевнув, омега почувствовал, что засыпает. День вымотал его больше морально, нежели физически и организм требовал отдыха. Решив не сопротивляться, Марк прикрыл глаза, игнорируя вибрирующий рядом с подушкой телефон.

Вернувшийся поздно вечером родитель только улыбнулся, смотря, как сын спит с медведем в обнимку, и прикрыл дверь в его комнату. Поздравить дите с окончанием университета можно и утром.

Проснулся Марк рано. Попытка встать привела к сгибанию в позу эмбриона, легкому подташниванию и плавающим предметам перед глазами. Пересилив себя, омега выполз из комнаты. Папа уже находился на кухне, готовя завтрак. Устроившись за столом, парень в очередной раз зевнул.

- Ну, ты хоть расскажи, как все прошло? – улыбнулся Кими, поставив перед сыном тарелку с оладьями и стакан молока.

- Пришли, деканат толкнул речь, и мы спустились в компьютерный зал. Написали тесты, вернулись наверх и написали задачи. – омега вздохнул, наблюдая за тем, как папа отвечает на звонок и уносится в комнату собираться.

- Сынок, за мной Пол приехал. Будь хорошим мальчиком, вечером отметим окончание твоей учебы! Люблю, целую! Пока! – и старший омега выбежал из квартиры.

Парень недовольно поморщился. Не любил он компаньона папы. Пол – сорокалетний женатый альфа с двумя детьми, приставал ко всем омегам. Несколько раз пытался подкатить и к самому Марку, но наткнулся только на грубость со стороны парня и полное игнорирование.

Омега тяжело вздохнул и поднялся из-за стола. Есть не хотелось, целый день сидеть дома – тоже. Но и гулять одному было скучно. Николас уехал домой до выпуска, а с одногруппниками Марк не общался. Точно так же, как и с бывшими одноклассниками. Только иногда ему по пьяни звонил один альфа и звал погулять в два часа ночи.

Решив, что может и сам побродить по городу, омега умылся, одел первые попавшиеся в шкафу футболку и шорты, и недовольно осмотрел себя в зеркале. Волосы собраны в короткий хвост, ибо так не слишком жарко, кожа бледноватая, глаза желтовато-зеленого оттенка. И такая раздражающая родинка на скуле. В довершение ко всему, выдуманная омегой полнота, особенно в филейной области, из-за чего парень постоянно недоедал.

И вот сейчас, едя в метро, Марк чувствовал, как сознание медленно плывет.




Часть

- Вы точно не хотите с нами в Зоопарк? – Дженсон поправил кепку сына и вопросительно посмотрел на родителей.

- Точно, - кивнул Михаэль, вручая сыну рюкзачок Себастьяна. – Ты и так с ним мало времени проводишь. Все на работе и на работе. А ребенок вырастет, ты и не заметишь.

Альфа вздохнул. Папа был прав. Полностью отдавшись работе, чтобы сын ни в чем не нуждался, он очень мало времени проводил с ребенком. Взяв малыша за руку, альфа вышел из квартиры.

Брать машину не хотелось, ведь ехать было недалеко. Спустившись в метро, мужчина взял ребенка на руки, расспрашивая, каких животных он хотел бы посмотреть. Краем глаза заметив столпотворение у лавочки, Дженсон тихо хмыкнул.

- Ну, что же вы, беременные омеги о себе не заботитесь? Вон, сознание теряете! – возмущался сотрудник метрополитена, то и дело всплескивая руками.

- Но я не беременный… - раздался тихий голос с лавочки, показавшийся альфе знакомым.

Не сумев побороть свое любопытство, Дженсон подошел к толпе. Прислонившись спиной к стене и прикрыв глаза, на лавочке сидел вчерашний омега. Парень был бледен и тяжело дышал, лоб покрыт мелкой испариной.

- Я – медик. Что здесь произошло? – Дженсон опустил сына на пол и присел рядом омегой, беря того за руку и пытаясь прощупать пульс.

- Да вот, сознание потерял, - ответил все тот же работник. – Говорит, что не беременный, значит давление поднялось. Хотели скорую вызвать, так он отказывается.

- Да все хорошо, - омега попытался встать, но Дженсон придержал, чуть нахмурившись.

- Тебе на воздух нужно. – альфа виновато посмотрел на сына, но тот лишь согласно кивнул, подходя ближе к омеге и дергая его за руку:

- Тятя, вам плохо, да? Вы не кушали утром? – Себастьян наклонил голову на бок. – Дедушка всегда говорит, что если утром не кушать, то будешь злой, и тебе будет плохо.

Марк удивленно посмотрел на ребенка, но сразу же слабо улыбнулся, мотнув головой. Он даже не сразу заметил, что от толпы не осталось и намека.

- Нет, я кушал… - на что желудок парня предательски заурчал, заставляя смущенно покраснеть и отвести взгляд.

Поведение альфы Марка не только удивило, а и лишило дара речи. Мужчина без лишних слов взял омегу за руку, свободной прижав к себе сына, и повел к выходу из метро.

- Извините, но мне, правда, уже лучше! Не стоит так беспокоиться! – парень попытался вырваться, но маленький альфа только бросил на него возмущенный взгляд:

- Мы, взрослые мужчины, должны заботиться о принцах!

«Так что, помалкивай и иди следом.» - добавил про себя старший альфа, с трудом подавив смешок. Чем мужчина объяснил себе свое поведение? Списал все на характер. Он часто замечал за собой, что может взять голодного друга и отвести в кафе, да еще и накормить за свой счет.

Да, омега был ему незнаком. Но что-то заставляло его поступить именно так. А еще Дженсону нравился аромат винограда, который исходил от парня.

Кафе было пустым. Только за самым дальним столиком сидела воркующая парочка. Почему-то тот факт, что не будет посторонних глаз, обрадовал Марка. Не хотелось ему, чтобы кто-то глазел на их компанию.

Устроившись за столиком у дальней стены, парень заглянул в меню. Цены не радовали, особенно если учесть, что до зарплаты оставалась неделя. Тяжело вздохнув, омега перевернул страницу, без особого интереса вчитываясь в меню. Даже не обратил внимания на подошедшего официанта.

- Ты уже выбрал? – альфа, закончив с заказом сына, перевел взгляд на омегу. – Здесь очень вкусная говядина в гранатовом соку.

- Я вегетарианец, - Марк слабо поморщился, указав на черный чай. – Тем более, у меня нет с собой денег.

- Я угощаю, - Дженсон забрал у парня меню и посмотрел на официанта. – Тогда будьте любезны, рис, фруктовый салат и чай. Мне кофе со сливками. – поймав настороженный взгляд омеги, альфа только пожал плечами. – Я плачу.

- Я премного благодарен, но не стоит. – Марк смущенно уставился на скатерть, покусывая губу. – Но почему именно фруктовый салат?

- Как тебе сказать? – мужчина задумчиво посмотрел на омегу. – Просто от тебя пахнет виноградом. А что, фрукты ты тоже не ешь?

Парень замотал головой, пролепетав, что наоборот, очень даже любит фруктовые салаты, и принялся рассматривать кафе. Только бы не встречаться взглядом с серыми глазами.

Дженсон только вздыхал, пытаясь хоть как-то разговорить омегу. Но тот упорно молчал, на все вопросы отвечая короткими фразами, при этом мило краснея.

- Как хоть тебя зовут, чудо зеленоглазое? – улыбнулся альфа, наблюдая, как парень активно уплетает салат.

- Марк, - с заминкой ответил омега, будто не был уверен, что вообще следует представляться.

- А я – Дженсон. А это чудо, - мужчина погладил сына по голове, - Себастьян…

Альфа хотел сказать что-то еще, но настойчивый звонок мобильного не дал ему это сделать. Заметив, как омега грустно улыбнулся, мужчина ответил. Начальник всегда любил вытаскивать его на работу в заслуженный выходной. Вот и сейчас, недавно нанятая омега что-то намудрила с препаратами, разместив их не так, как следовало. Таким образом, на полочках вместо витаминов лежали противозачаточные, а там, где должны были лежать противозачаточные – было слабительное. Присутствие Дженсона требовалось уже через десять минут, и это с учетом того, что до работы добираться было полчаса.

Альфа, конечно, попытался отвертеться. Но начальник возражений не принял, пообещав лишить надбавки к зарплате. Конечно, этот мизер, что должны выплатить, не волновал Дженсона, однако деньги лишними не бывают. И даже на сообщение о том, что с ним ребенок, получил безразличное «ну и что?» и гудки в телефоне. Сына с собой брать нельзя, все из-за того же начальника, который детей категорически не любил.

- Может, я отведу его домой? – подал голос омега и улыбнулся, тут же смутившись. – Это как бы в благодарность за угощение.

Альфа внимательно осмотрел парня. Доверять незнакомому человеку ребенка? Он даже друзей не попросил бы за Себастьяном присмотреть, что уже говорить об этой омеге? Однако, у сына было свое мнение. Он, соскочив со стула, подошел к Марку и, взяв за руку, потащил к выходу.

- Отец, иди работай. А я Марку покажу свои любимые качели!

- Подожди, - отец притормозил малыша и подошел к омеге. - Дай мне свой номер телефона? Вдруг вы загуляетесь, так я хоть буду знать, где вас искать.

Марк кивнул, продиктовав свой номер, и записал телефон мужчины, все удивляясь, как это альфа доверил ему своего ребенка. Вдруг он окажется маньяком, похитителем маленьких детей, который ест их и косточками играет? Или продает их на органы? Конечно, маньяки сознание в метро не теряют, но причин доверять у Дженсона ему не было.

- Тебе доверился мой сын, так что и я могу, - усмехнулся альфа, заметив растерянный взгляд Марка, затем присел на корточки и погладил сына по голове. – Я постараюсь освободиться как можно скорее. Не шали только.

- Я буду защищать принца! - Себастьян серьезно кивнул и утащил омегу, рассказывая, какие в их дворе классные качели.

Дженсон улыбнулся и посмотрел на часы. Тихо выругавшись, мужчина оплатил счет и вышел из кафе. Точно потребует отпуск и уедет с сыном на море, где они будут целыми днями вдвоем собирать ракушки.

«А может и не вдвоем» - мило предложило сознание.


Вот уже несколько дней Дженсон пропадал на работе, проклиная и своего начальника, и бездарного напарника, и ни в чем неповинных клиентов. Домой он возвращался поздно, когда сын уже спал. И каждый раз альфа ловил себя на мысли, что хотел бы увидеть того милого омежку. Ведь он его даже не поблагодарил за заботу о сыне.

Вернувшись в тот день домой, мужчина застал сына рассказывающего дедушкам о Марке. Как они гуляли, ели мороженное и как он не хотел идти домой. И уже потом, когда маленький альфа уснул, папа-омега высказал сыну все, что он думает о таком безрассудном поступке. Попросить незнакомого человека отвести сына домой! Однако, дальше последовала триада возмущенного беспокойства о виде омеги. Он такой худой, да еще и болезненно бледный. А такой скромный и стеснительный! Ведь было видно, что мальчику плохо, но он отказался от предложения зайти в гости. Дженсон решил умолчать, при каких обстоятельствах они встретились, нечего папе переживать. Но, он честно пообещал связаться с парнем и узнать, как у того самочувствие.

И вот сейчас, когда в аптеке никого не было, альфа крутил в руках телефон. Ему было скучно. Конечно, первым делом мужчина позвонил друзьям, однако у одного был отключен телефон, а второго он застал прямо во время сцепки. Выслушав от друга много лестных эпитетов, Дженсон сбросил вызов и принялся листать список контактов.

Решив, что звонок Марку – идея неплохая, нажал на вызов. Шли гудки, но трубку никто не брал. Либо парень занят, либо не слышит. Выругавшись, альфа набрал сообщение. Главное, не забыть поблагодарить, а то совесть в виде папы замучает.

Однако, ответа не было. И это напрягало, вызывало волнение. Дженсон, имея богатое воображение, уже напредставлял себе, как Марк теряет сознание где-то на улице, а мимо проходящим людям все равно. Или он в очередной раз лишается чувств в метро, но при этом стоит у края платформы и падает на рельсы, а на станцию уже прибывает поезд.

Из страшного мира фантазии альфу выдернул пискнувший телефон. Открыв сообщение, Дженсон облегченно вздохнул. Мальчик жив-здоров, он просто сейчас на работе. Попытка еще раз набрать Марка провалилась. Вместо ответа Дженсон получил сообщение «Извините, я пока не могу говорить.».

Альфа усмехнулся. Говорить он не может, а переписываться – пожалуйста? Раз так, то он будет играть по таким правилам, ему не сложно.

Переписка длилась на протяжении часа. За это время Дженсон сумел выпытать у омеги где он учится, как закончил учебу, где живет, с кем и всякое разное, что интересовало мужчину. Марк отвечал, хотя и с большими задержками.

На исходе второго часа омега отвечать прекратил. Последним его сообщением было о плохом самочувствии. Альфа нахмурился, набирая номер парня. Телефон оказался отключен.

– Ты с таким видом сидишь, будто грядет конец света, и ты не знаешь, на какую планету улететь, – Дженсон оторвал от экрана телефона взгляд и фыркнул, увидев перед прилавком младшего брата.

– Просто тут омега одна пропала. Телефон отключен, – мужчина снова уткнулся в телефон, набирая номер Марка. – А я волнуюсь, вдруг ему плохо стало?

– Ты волнуешься за омегу? Брат, ты в порядке? – Ральф облокотился о прилавок, рассматривая старшего брата. – Кстати, у меня тут один журнальчик интересный есть, а там довольно любопытный тест. Хочешь пройти?

– Какая-то из твоих пассий оставила? – хмыкнул альфа, наблюдая за тем, как брат нагло тырит ручку, лежавшую у кассы. – И что там за тест?

– Ответишь на вопросы и узнаешь! – загадочно улыбнулся младший, приступая к вопросам: - При первой встрече с омегой вы почувствовали… А) ничего. Б) животное желание. В) еле ощутимый приятный аромат.

– Наверное, приятный аромат.

– Хорошо. Второй вопрос. При последующих встречах у вас возникало желание… А) придушить омегу. Б) защитить. И В) валить и трахать.

– Что за странный тест? – Дженсон попытался вырвать из рук брата журнал, но тот отскочил, недовольно хмурясь:

– Отвечай на вопрос!

– Ну ладно, ладно! Защитить. И накормить…

На удивленный взгляд Ральфа, мужчина только пожал плечами, продолжая отвечать на его вопросы. И чем дальше, тем больше этот тест становился подозрительным. Особенно вопрос «Скольких детей хотели бы вы, чтобы родил вам омега?».

– Итак, поздравляем! Вы нашли свою пару! Если ваши отношения все еще находятся на этапе дружеских, советуем пригласить омегу на свидание. И даже если вы уже давно вместе, то все равно устройте своему любимому романтический ужин. – Ральф довольно улыбнулся, протягивая брату журнал. – Поздравляю, брат! Ты наконец-то нашел себе омежку. Ты скажи, он хоть миленький?

– Не твое дело! – Дженсон вырвал из рук брата журнал, сверяясь с ответами и еще раз перечитывая результат.

И даже после третьего прочтения смысл написанного не изменился. Даже подправив несколько ответов, все равно выходило, что Марк его омега. «Но это ведь просто обычный тест, придуманный каким-то сопливым омежкой для таких же, как он. Им же нужно полосы чем-то занимать», – альфа тяжело вздохнул, возвращая брату журнал.

Младший хитро улыбнулся, наблюдая за переменами в лице старшего, посмеялся и пообещал рассказать родителям о том, что братец наконец-то нашел себе избранника. Показав альфе язык, Ральф выбежал из аптеки.

– Ведет себя как ребенок, даром что альфа, который университет два года как закончил, – Дженсон тяжело вздохнул и снова посмотрел на экран телефона.

Новых сообщений не было, рабочий день подходил к концу. Скоро должен был прийти его сменщик, он отчитается перед начальником, а потом домой, к сыну и вкусному торту папы.


Марк хмуро посмотрел на папу-омегу и поморщился, переведя взгляд в зеркало. Оттуда на него смотрел невысокий парень в белой со светло-голубыми ляпами рубашке и белых брюках. И вот захотелось же Кими, чтобы его сын пошел на этот выпускной.

– Пап, ну мы правда с Нико не хотим туда идти. Мы вообще к этой группе не имеем отношения! – омега надулся, поправляя лезущую в глаза челку. – Мы бы вечером сходили и забрали эти документы. Тем более, туда приедет Пол, а мне не хочется с ним встречаться.

– Но ведь ваш выпускной будет вести его сын. – Кими улыбнулся, поправляя сыну воротник. – И вдруг Пол будет со своим супругом? Посмотришь на него.

– Делать мне больше нечего, на его омегу смотреть… – тихо заворчал Марк, отходя от старшего омеги. – Пора бы и тебе альфу найти! Вот на выходных этим и займемся!

Кими покраснел, опуская взгляд в пол. Улыбка мужчины стала смущенной, пальцы нервно начали трепать низ футболки.

– Папа? – младший омега подозрительно сощурился, но тут же тяжело вздохнул. – Ну и как его зовут?

– Адриан… – старший резко развернулся, уходя на кухню.

Марк последовал следом, закатывая рукава рубашки. Об Адриане он слышал, но никогда не видел. Да и тот был, вроде бы, каким-то там знакомым, постоянно мотавшимся заграницу. И когда это они только успели так сблизиться?

– Ладно, пап, это твоя жизнь. Просо, в следующий раз предупреждай меня, хорошо? А то ты замуж выйдешь, а я об этом и не узнаю. Кстати, ты не беременный часом? – Марк улыбнулся, наблюдая за тем, как Кими краснеет еще сильнее. – Пол об этом знает?

– Нет, – омега замотал головой и посмотрел на сына. – Иди уже, а то опоздаешь.

Марк кивнул, подошел к папе, поцеловал в щеку и выбежал из квартиры.

И, конечно же, он опоздал на десять минут. Но, зная его любовь к задержкам, они с Нико договорились встретиться на полчаса раньше. Выслушав возмущение о своей непунктуальности, Марк лишь пожал плечами, заявив, что Николасу все равно было не скучно, ведь он ждал со своим альфой, Фелиппе. На недовольное бормотание друга, парень только хмыкнул и оторвался вперед.

Все же, каким бы веселым день не был, но омеге было грустно. Нет, скорее одиноко. Папа уезжал в командировку, а с отцом они уже месяца четыре как не разговаривали, и на выпускной Марк шел один. Нет, друг это конечно хорошо, но хотелось, чтобы рядом был кто-то из близких.

Время за суматохой пролетело быстро: сходить в библиотеку, взять выписку, что за ними нет ни одной книги, отнести ее в деканат, расписаться, выпросить все документы. А там уже и выпускной, где в толпе замечаешь знакомого альфу с сыном на руках. И чуть ли не падаешь, зацепившись за какой-то провод.

– Здравствуйте! – Марк подошел к Дженсону, когда мероприятие наконец-то подошло к концу.

– Привет, – альфа улыбнулся, опуская сына на пол, который тут же бросился на шею омеги. – А мы вот решили прийти, посмотреть на твой выпуск.

Марк присел на корточки, улыбаясь Себастьяну:

– Это было неожиданно. Откуда вы узнали?

– Мы когда с отцом гуляли, увидели тебя, – маленький альфа улыбнулся в ответ. – Ты такой красивый шел, значит, праздник. Отец сказал, что скорее всего, выпускной. Вот мы и пришли!

– Вот как… – Марк поднялся на ноги и посмотрел на альфу, который лишь пожал плечами.

Не говорить же ему, что он волновался за омегу, от которого несколько дней не было ни одного сообщения. И когда увидел того, то, не раздумывая, последовал за ним, решив убить долгожданный выходной таким образом. Да и сын против не был.

– Ангел! Поздравляю тебя! – на Марка налетел альфа, сминая несчастного в объятиях и заставляя Дженсона нахмуриться. – Жаль, что ты не идешь учиться дальше, я же скучать буду!

– Роберт, ты меня задушишь! – омега тихо зашипел, отстраняясь от разбушевавшегося альфы.

Но, не тут-то было. Роберт, решив, что раз они больше не увидятся в стенах университета, подхватил парня на руки и закружил, продолжая рассказывать, как же он будет по нему скучать. И, только получив кулаком по уху от Марка, альфа отпустил его на пол.

– Ты как всегда мил, ангел! – Роберт широко улыбнулся, растрепав волосы омеги. – И сегодня необычайно красив!

Со стороны Дженсона раздался угрожающий рык. Сидящий внутри него зверь так и норовил схватить омегу и запереть, или увести подальше от этого слишком уж активного альфы. И только дернувший за руку сын привел мужчину в чувства.

– Вали, уже! – фыркнул Марк, пнув Роберта и поворачиваясь к Дженсону. – Все нормально?

Альфа молча кивнул, взяв Себастьяна за руку и вздохнул, мысленно смеясь над собой. Брат ведь прав оказался, он считает этого омегу своим.

– Ну, я пойду… – парень направился к выходу, думая, что ему делать дальше.

Николас, схватив Фелиппе, уехал отмечать выпуск в ресторан. С одногруппниками он не общался, Роберт работает. «Снова один? Ну да, кому такой нужен?», – парень вздохнул и еле заметно улыбнулся. Отмечать будет дома, в одиночестве с любимой игрушкой.

– Марк, может, погуляем? – Себастьян схватил омегу за руку и запрыгал на одном месте, улыбаясь и дергая конечность парня.

– А отца спросить? Может он против? – омега бросил взгляд на альфу.

– Я только за! – Дженсон улыбнулся, переводя взгляд со счастливого сына, на растерянного омегу.

И, уже через пять минут, все трое гуляли по парку, что раскинулся за университетом. Марк и Себастьян гонялись за белкой, пугали голубей и гулявших омежек с колясками. Альфа, наблюдавший за веселящимися детьми, только качал головой. Пожалуй, именно таких прогулок в его жизни и не хватало.

Сознание заботливо подкинуло мужчине картинку, где они вот так же гуляют, только он толкает перед собой коляску, где спит маленький альфа. Мотнув головой, прогоняя видение, Дженсон тяжело вздохнул, принимаясь рассматривать омегу. Хрупкий, невысокий, чуть выше, чем метр шестьдесят, каштановые волосы, длинной до скул, чуть вьются на концах. И запах винограда.

– Пара, говоришь? – Дженсон усмехнулся, обдумывая план сближения с омегой.

@темы: омегаверс, ориджинал, слэш

URL
   

Ingressibus scriptoris

главная